Вдоль по питерской…

Улица Репина

Основной рекламный носитель в этом городе — мостовая. Рекламные объявления испещряют асфальт (асфальт — не бумага, он все выдержит) и буквально снуют под ногами. Безоговорочные рекордсмены по частотности — однообразное «прогулки по крышам» и предложение скрасить досуг на разный лад с трепетными сердечками и нежными именами. На платных и гораздо более законных носителях массированно представлены услуги всяких там такси — наземных и наводных. К чему я это? Набиваю дополнительную цену тому способу проведения досуга, который в рекламе не нуждается: с удовольствием ходить пешком и жадно смотреть по сторонам.

Пеший улов нашей последней поездки в Петербург — нестандартная улица и два двора. В этом городе много нестандартного, оригинального, противоречивого, отчетливей всего проявляющего себя на контрасте с «соседями». Но на этих точках на расколотой карте Питера хочется остановиться особенно. И посвятить им маленькие прозаические оды. Улов этот был не случайным — о необычных местах этих мы были наслышаны, но впечатлений при встрече это не испортило.

В университете руководитель фольклорной практики оскорбил-таки мои чувства, в последний момент не взяв «в поля»: «Хребтом чую, вы в деревне не выживете». Сейчас спасибо ему за это, чего уж: в полевых условиях мне пришлось бы туго. Но и в таком закоренелом столичном жителе живет пасторальная тоска по утраченному раю, на окраине и моего сознания маячит смутный образ заросшего берега утопии. Поэтому когда натыкаюсь в большом городе на неприбранные, будто провинциальные улочки с подразвалившимися, запыленными домами, покосившимися заборами и поредевшим, не знавшим брекетов булыжником, с нежностью их уфотографировываю до боли в спускающем затвор пальце. Мне отчего-то кажется, что там сквозит чем-то не доставшимся мне, неведомым, деревенским.

Улица Репина

Именно такой я увидела улицу Репина на Васильевском острове, куда притащил меня личный гид (и главный редактор «Лети-кати» по совместительству). Совсем рядом, через Дворцовый мост, переливаются золотом и подчеркивают своей синевой глубину северостоличного неба вычищенные парадные фасады Дворцовой и Английской набережных. На самом Васильевском острове на пешеходов поглядывают немного свысока немного уже потрепанные, но по-столичному основательные здания Университета. И тут, под самым их носом, примостился этот рекордсмен Питера – его самая узкая улица, шириной всего 5 метров с небольшим. Затесалась она между Румянцевской площадью – через поддерживающую репинскую обтрепанность фасадными скульптурами-инвалидами Екатерининскую лютеранскую церковь – и таким недопетербуржским, но очень питерским Средним проспектом.

Улица Репина

Говорят, прокладывал самую узкую улицу с бывшими когда-то доходными домами еще сам Меншиков, харизматичный друг Петра Алексеевича. Тогда она именовалась Песочным переулком и вела от Меншиковского рынка к Французской слободе, позже – Соловьевской улицей. Улицей Репина она стала не благодаря своей пообвалившейся живописности – недалеко от нее находится Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина. Для того чтобы транспорт (а узенькая мощеная улица что ни на есть проездная) и пешеходы не мешали друг другу, часть дороги закатали в асфальт, обозначая все равно очень условный тротуар. Очарованный странник во мне крутился на 360 градусов и щурился на пробитую городскую матрицу. И ведь в центре Питера такого милого барахла предостаточно.

Следующая необычная точка на карте, заслуживающая попадания в книгу рекордов Питера, – это «Мозаичный дворик» на улице Чайковского, 2/7.

Мозаичный дворик

Номинации этого музея под открытым небом – «самый авангардный» и «самый радужный». Здесь, на пересечении набережной Фонтанки и улицы Чайковского недалеко от Летнего сада, расположилась Малая академия художеств – детская художественная школа заслуженного художника России Владимира Лубенко. Творческой энергии руководителя академии и его учеников стало тесно в рамках закрытых мастерских, и они приступили к активному преображению некогда по-питерски серого и строгого дворового пространства. Полотном для российского Гауди (а может, нашего Хундертвассера?) стали стены, двери, скамейки, тротуар, детская площадка. Когда попадаешь в этот красочный дворик, создается впечатление, будто видишь следы неровного, но глубокого дыхания веселой мозаичной королевы.

Мозаичный дворик

Разноцветная плиточная чешуя покрывает и созданные во дворе песочные часы и скульптуры: наивные львы, атланты, кариатиды, нептуны, русалки, дюжина крошечных ангелов-демонов, — двуличные и противоречивые, как сам город, очень фотогеничны.

Мозаичный дворик

Мозаичный дворик

Вот только покрытая мозаикой детская площадка при всей ее авангардной радужности довольно сомнительна: уж больно небезопасным для активных детских игр выглядит ее стеклянно-плиточное покрытие.

Мозаичный дворик

Довольно забавно наблюдать, как к немногочисленным местным жителям, невозмутимо занимающимся своими делами в привычном домашнем пространстве, постоянно подмешиваются туристы с горящими глазами и фотоаппаратами наперевес. Мозаичный дворик пришелся по душе не только петербуржцам – ему стали отдавать часть своего дорогого туристического времени искушенные гости города, ищущие неисхоженное, новое, оригинальное. Тем временем Владимир Лубенко со своими юными учениками продолжает ярко начатое в этом дворике дело творческого преображения все новых городских пространств.

Мозаичный дворик

Мозаичный дворик

Следующим – в номинации «самый кинематографический» – выступает внутренний двор Толстовского дома на улице Рубинштейна (15-17; он же – 54 по набережной Фонтанки).

Толстовский дом

На этой же улице располагаются додинский МДТ и ряд модных заведений, но интеллектуальный дух здания очевиден и вне этого соседства. Толстовским дом стал называться из-за фамилии заказчика – генерала-майора графа Михаила Толстого. В массивном трехдворном и шестиэтажном арочном доме в стиле «северный модерн», как сообщил мне все тот же любознательный личный гид, снималось множество фильмов, в том числе — один из эпизодов советского (и все равно лучшего) «Шерлока».

Толстовский дом

Пока бродили по мрачноватому дворику, рассматривая лепнину, пилястры с капителями, лоджии и кованые фонари, в голове носилось что-то еще более знакомое, нежное и романтическое, нешерлоковское. Оказывается, из окна именно этого дома выпадал герой Никиты Михайловского из любимого «Вам и не снилось». Вот оно, маячащее. А еще вся трилогия «Зимняя вишня» снималась, в которой до жути меня раздражал главный мужской персонаж. Толстовский дом можно обнаружить в фильмах «Приключения принца Флоризеля», «Рожденная революцией», «Женщина в белом»…

Толстовский дом

Кстати, некоторые исследователи неосмотрительно полагают, что прообраз булгаковской «нехорошей квартиры», возможно, находится на 6 этаже этого дома — это шестикомнатная №60. Здесь у родственников останавливался писатель, да и люди из №60 тоже пропадали. Ну… чем больше легенд вокруг, тем дороже жилплощадь. В доме жили Аверченко, Куприн и Хиль, а сейчас — Шемякин и Ваенга (если интернет не привирает).

Толстовский дом

Толстовский дом признан объектом Культурного наследия Петербурга. Попасть туда можно через обычно не запертую калитку со стороны улицы Рубинштейна.

Конечно, список приятных и неизбитых пеших питерских находок можно продолжать и продолжать почти бесконечно, просто позволив себе отойти от традиционных экскурсионных маршрутов и с любопытством заглядывать во все переулки и дворы.

Ольга Ильина Ольга Ильина

/ / / /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *