Экскурсия по гостинице «Метрополь»: попасть в историю

Мы любим гостиницы. И очень любим гостиницы с историей. И особенно – истории про гостиницы с историей. Поэтому не воспользоваться возможностью посетить с экскурсией знаменитый московский «Метрополь», мимо нарядного здания которого пробегали много раз, посчитали негуманным по отношению к собственному любопытству.

Именно сюда настойчиво предлагали заселиться Воланду Берлиоз и Босой, в одноименный ресторан гостиницы как в одно из самых модных мест советской столицы ходили наши родители и здесь до сих пор с большим удовольствием останавливаются иностранцы, мировые звезды, ну и, конечно, примы и солисты во время гастролей на сцене Большого театра.

Об экскурсиях в одну из старейших гостиниц Москвы мало кто знает. По четвергам и субботам по мере формирования групп их проводит историк «Метрополя» и искусствовед Екатерина Егорова. Наша группа была довольно многочисленной, человек двадцать, видно и слышно отлично, а вот сделать чисто интерьерную фотографию – уже проблема. Но у нас получилось.

Метрополь

Начинается экскурсия по одному из самых ярких историко-архитектурных памятников московского модерна от бывшего главного входа с видом на Театральную площадь. Здесь, за парадными дверями меж двух мраморных волчиц, нам рассказывают о том, с чего началась славная история «Метрополя». На месте старых саун меценат и покровитель нового (по тем временам) искусства Савва Мамонтов задумал построить… грандиозный культурно-развлекательный комплекс, который бы вмещал рестораны, художественные галереи, театр, гостиничную часть и даже спортивный центр с катком. В 1899 году был объявлен конкурс, и среди представленных архитектурных работ Мамонтову приглянулся проект Вильяма Валькота. Правда, спустя некоторое время Мамонтов был обвинен в растратах, и здание перешло к новым владельцам, которые решили пригласить архитекторов Льва Кекушева и Николая Шевякова для доработки проекта и продолжения строительства здания теперь уже как роскошной гостиницы. Отель был открыт в 1901 году. Однако в том же году произошел сильный пожар, потребовавший значительной реконструкции здания. И только в 1905 году состоялось второе рождение «Метрополя» – его торжественное открытие.

Метрополь

Так мы узнаем возраст охраняющих бывший некогда парадным вход волчиц – 110 лет. Вглядываемся в барельеф на потолке, изображающий мужчину и женщину, пытаясь разгадать его символику.

Метрополь

Холл из бельгийского и швейцарского мрамора оформляла та же мастерская, что создавала парадные интерьеры ГМИИ им. Пушкина. Здесь расположился уютный бар «Шаляпин», где и оплачивается экскурсия, а после ее окончания предлагается бокал шампанского или морс.

Метрополь

Метрополь

От входа двигаемся в лифтовой вестибюль. Пол уже не швейцарского мрамора, но все же гранитный, с историей. Стены облицованы ониксом. И здесь мы обнаруживаем то, чем особенно хорош «Метрополь»: тут можно не только полюбоваться на росписи, мозаику и лепнину кистей и рук известных художников, подойти на расстояние невытянутой руки к старинным скульптурам, картинам и вазам разных эпох, но и посидеть на диванах, креслах и стульях, которые как минимум ровесники тем волчицам у входа. Служащий здесь по назначению антиквариат передан «Метрополю» из сокровищниц Гохрана. Интересно, что Екатерина Егорова, рассказывая о гостинице, говорит от первого лица: «у нас останавливались», «нам передали», «мы сохранили», – снижая пафос статусного доходного заведения до общенационального достояния и своего, особенно любимого московского дома.

Метрополь

Каркас шахты лифта с цветочной мозаикой в стиле модерн сохранен на всех этажах, хотя сами кабины, конечно, заменены на современные. Говорят, именно этот лифтовой вестибюль изобразил на одной из своих ранних картин Казимир Малевич.

Метрополь

Затем группа поднимается на четвертый этаж, распределившись между новыми грузовыми лифтами и лестницей, что вьется вокруг шахты старого лифта. В окнах – витражи, на постаментах – скульптуры, на потолке – росписи. Уже здесь отчетливо проявляется многостилевое нутро модернистского «Метрополя». Затем Екатерина ведет нас в атриум, откуда расходятся широкие коридоры к номерам и многочисленным залам гостиницы.

Метрополь

На стенах атриума фотографии знаменитых постояльцев, по которым так просто проследить стремительную историю «Метрополя», и заодно всей страны. Гостиница оказалась в центре революционных событий. После 1917 года здесь обосновались большевики: в номерах жили руководители Народного комиссариата, в залах проводили заседания ВЦИК, Свердлов в одном из самых популярных в то время номеров устроил себе приемную, Чичерин разместил в гостинице свой Наркомат иностранных дел, – холеный «Метрополь» стал известен как Второй Дом Советов (Первый – «Националь»). Шаляпин, Врубель, Рябушинский, Комиссаржевская, Брюсов и Бунин на время отступают перед портретами Сталина, Ленина, Бухарина и Свердлова – и снова они, гости роскошного отеля: здесь жили Мандельштам, Мариенгоф, Куприн, Барбюс, Прокофьев, Вертинский, останавливались Брехт, Шоу, Стейнбек… всех и не запомнить, – в конце 20-х «Метрополь» снова становится первоклассной гостиницей. Правда, процесс выселения квартир растянулся на несколько десятилетий: последняя была освобождена только в 1964 году.

Галерея портретов известных гостей и постояльцев обвивает стены атриума на всех этажах. Кстати, колонны по углам перил на каждом этаже оформлены по-своему: где-то их венчает золотой клыкастый пан, где-то – нежная белолицая дева. Характерная черта эпохи модерна – уникальность, неповторимость отделки – прослеживается и в номерном фонде: 390 номеров – и все разные по планировке и внутреннему убранству.

Метрополь

В 1986 году порядком обветшалая гостиница закрылась (вместе со страной) на перестройку, то есть реставрацию. Период новой истории у обеих начался в 1991 году.

Группа следует дальше – в зал «Боярский», от псевдодревнерусского колорита которого меркнет модернистский дух «Метрополя». Под купольными сводами, расписанными узорами в боярском стиле (Чехонин, Кузнецов) и украшенными имитацией древнерусских мозаики и литья, дивная акустика. Говорят, что определенную роль в этом играет огромная хрустальная люстра сложной формы и весом в тонну. Реставраторам пришлось здесь немало потрудиться: столетние стены многократно перекрашивались – росписи Чехонина были скрыты под девятью слоями краски!

Метрополь

Метрополь

К Древней Руси отсылают и резной балкон, и антикварный медведь в углу. Чучелу, переданному «Метрополю» для поддержания русской традиции ставить чучела животных в ресторанах с национальной кухней, примерно сто лет. Когда-то он стоял в «Савое» и предположительно был описан Стейнбеком в «Русском дневнике».

Метрополь

И вот, наконец, мы спускаемся на этаж ниже, проходим через нарядный холл с привычным уже антиквариатом – кресла с резными лебедями, столик с нимфами, картина с заливом в ночи, витиеватое позолоченное зеркало, лепнина, колонны, канделябры… Именно здесь нам рассказывают о том, как проверяется и охраняется каждая из почти 800 антикварных единиц, возвращенных или переданных на временное хранение из госзапасников «Метрополю»: заполнили уникальный архитектурный объект вполне себе уникальным содержимым.

Метрополь

Метрополь

Метрополь

По широкому, выложенному красно-зелеными коврами коридору вдоль картин и лепнины на его стенах Екатерина ведет нас на осмотр «люксика», как нежно экскурсовод называет номер 3305 с видом на Театральную площадь. В светлом, в кремово-сиреневую полосочку номере останавливались Пьер Карден, Пьер Ришар, Жерар Депардье…

Метрополь

Кровать с альковом, отделанный деревом расписной потолок: облака в голубом небе – и два хитро выглядывающих из деревянного обрамления зеленых попугая. Полагаем, французы должны были оценить чувство юмора художника.

Метрополь

Собранную на радость богатым постояльцам красоту портят только на удивление грязные окна. Екатерина объясняет, что мытье окон – это большая проблема для отеля, с которой справляются только альпинисты. И скоро, наверное, они «к нам» прибудут.

Метрополь

По пути в следующий люкс нам рассказывают о некоторых постояльцах: в этом номере жил печально известный Ли Харви Освальд, здесь – Владимир Познер с семьей после возвращения в страну; с животными в «Метрополь» нельзя, но тут в качестве исключения обитала Патрисия Каас со своей голой собачкой, этот же номер выбирает для себя в каждый приезд с гастролями в Большом Диана Вишнева. «У нас были все», – не без оснований добавляет Екатерина.

Второй осмотренный люкс оказался барочно-золотым с нежно-голубой оправой. Мебель под XVIII век, шелковые обои, портрет девы в синем, вид – на Театральную площадь.

Метрополь

Этот номер любят молодожены и гостящие в Москве европейские принцессы, и даже, поговаривают, королевы, вроде тогда еще правящей испанской Софии и королевы Нидерландов Беатрикс.

Метрополь

Метрополь

Напоследок экскурсовод оставляет самое «сладкое» – один из двух президентских люксов, которому тоже есть что добавить к многослойной и непростой истории российского «Метрополя».

Метрополь

В номере 3364 жили Ким Чен Ир, Марлен Дитрих, Жак Ширак, Пласидо Доминго, Поль Мориа, Элтон Джон и Майкл Джексон… Наверняка список почетных гостей растянулся бы надолго, но имя короля поп-музыки вызывает особое оживление в группе, и Екатерина вспоминает, как сложно было обеспечить Джексону безопасность во время входов и выходов из гостиницы, как «Метрополь» в очередной раз осаждали – теперь уже не революционеры – фанаты певца в 1993 году, как он пожелал жить непременно с видом на Лубянку.

Метрополь

На исходе часа мы вновь спустились в лифтовой вестибюль первого этажа и прошли в зал знаменитого на всю Москву ресторана «Метрополь». Именно здесь пел Шаляпин, выступали Ленин и Троцкий, проходили заседания ВЦИК (а после заседаний зал превращался в столовую); именно сюда ездил Степа Лиходеев накануне самого запоминающегося утра своей жизни.

Метрополь

Сейчас по утрам тут накрывают завтраки (с 7:30 до 10:00) для постояльцев и людей с улицы. Примерно 2 тысячи рублей с человека за утренний «шведский» стол и возможность под звуки живой арфы выпить чашку кофе в великолепном неоклассицистическом зале 1910-х годов, к которому приложили руку многие видные деятели искусства и архитектуры начала XX века, например: перекрытия зала разрабатывал знаменитый инженер Шухов.

Метрополь

Закрепить усвоенное можно в начальной точке экскурсии – в симпатичном баре «Шаляпин» бокалом шампанского и обсуждением увиденного.

Метрополь

С первого взгляда, «Метрополь», многоликий и противоречивый, кажется собранием разрозненных предметов в обрамлении своеобразного русского ар-нуво. Но этот основательный соглядатай целого века нашей сложной истории не только уникальный памятник архитектуры и истории, музей-хранилище богатого художественного наследия для избранных (майоликовое панно Врубеля на фасаде может увидеть каждый, а вот оценить интерьерные росписи по эскизам Васнецова и Коровина – далеко не все), но и явный носитель во многом противоречивого национального духа и характера: утонченный и основательный, деловой и величавый, прозападный и великорусский, патриархальный и космополитичный, цельный и многоликий. Вот такой он, «Метрополь» изнутри.

Ольга Ильина Ольга Ильина

/ / / /

1 Комментарий

  1. Спасибо! Интересно и познавательно. Почти экскурсия. Отличные фотографии!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *